Витебская наступательная операция (февраль — март 1944) — различия между версиями

Материал из Витебская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
 
Строка 86: Строка 86:
 
Поставленные задачи выполнены не были. Наши войска понесли огромные потери: 27 639 человек безвозвратные и 107 373 человек санитарные, общие потери составили 135 012 человек.  
 
Поставленные задачи выполнены не были. Наши войска понесли огромные потери: 27 639 человек безвозвратные и 107 373 человек санитарные, общие потери составили 135 012 человек.  
  
Безуспешные действия командования Западного фронта в этой и предыдущей Оршанской операциях повлекли прибытие на фронт комиссии Государственного Комитета Обороны во главе с Г. М. Маленковым (члены - генерал-полковник А. С. Щербаков, генерал-полковник С. М. Штеменко, генерал-лейтенант А. А. Кузнецов, генерал-лейтенант А. И. Шимонаев). По итогам работы комиссия представила И. В. Сталину доклад от 11.04.1944 года, где действия командования были подвергнуты разгромной критике. В вину В. Д. Соколовскому были поставлены планирование операций без учета опыта войны (прорыв немецкой обороны силами каждой армии самостоятельно на узких участках, ввод в бой танковых сил непосредственно в полосе обороны, недостаточная подготовка операций), неумение наступать при значительном превосходстве в силах над обороняющимся противником, неграмотное использование артиллерии, плохая разведподготовка наступления, ненадлежащее взаимодействие родов войск в бою, проведение многократных неподготовленных и поспешных атак на одних рубежах с огромными потерями. Критике подверглись ряд других военачальников, в первую очередь командующий 33-й армией Гордов В. Н.
+
Безуспешные действия командования Западного фронта в этой и предыдущей Оршанской операциях повлекли прибытие на фронт комиссии Государственного Комитета Обороны во главе с Г. М. Маленковым (члены - генерал-полковник А. С. Щербаков, генерал-полковник С. М. Штеменко, генерал-лейтенант А. А. Кузнецов, генерал-лейтенант А. И. Шимонаев). По итогам работы комиссия представила И. В. Сталину доклад от 11.04.1944 года, где действия командования были подвергнуты разгромной критике. В вину В. Д. Соколовскому были поставлены планирование операций без учета опыта войны (прорыв немецкой обороны силами каждой армии самостоятельно на узких участках, ввод в бой танковых сил непосредственно в полосе обороны, недостаточная подготовка операций), неумение наступать при значительном превосходстве в силах над обороняющимся противником, неграмотное использование артиллерии, плохая разведподготовка наступления, ненадлежащее взаимодействие родов войск в бою, проведение многократных неподготовленных и поспешных атак на одних рубежах с огромными потерями. Критике подверглись ряд других военачальников, в первую очередь командующий 33-й армией Гордов В. Н. (С 13 марта командовать 33-й армией назначен генерал-полковник И. Е. Петров)
  
 
По результатам рассмотрения дела Западный фронт был реорганизован. С занимаемых должностей за допущенные упущения были сняты командующий фронтом В. Д. Соколовский, начальник артиллерии фронта И. П. Камера, начальник разведотдела фронта, ряд других командиров получили взыскания и наказания.
 
По результатам рассмотрения дела Западный фронт был реорганизован. С занимаемых должностей за допущенные упущения были сняты командующий фронтом В. Д. Соколовский, начальник артиллерии фронта И. П. Камера, начальник разведотдела фронта, ряд других командиров получили взыскания и наказания.

Текущая версия на 21:57, 27 декабря 2017

Наступательные операции Красной Армии 3 февраля – 29 марта 1944 года — неудачные и кровопролитные попытки овладеть Витебском силами Западного и 1-го Прибалтийского фронтов.

Цели операции

Предпосылки

Штабная немецкая карта 1 января 1944

В результате Городокской операции (13—31 декабря 1943 года) 1-го Прибалтийского фронта охватили витебский укрепрайон с северо-запада, перерезали железную дорогу «Витебск—Полоцк» за Старым Селом. С юго-востока войска Западного фронта были в 14 км от Витебска (по оршанской автомобильной дороге).

Директива Ставки ВГК 18 января 1944

1. 1-му Прибалтийскому фронту основную группировку сил и средств фронта сосредоточить на левом фланге 4-й уд. армии и на правом фланге 11-й гв. армии. Правый фланг ударной группировки фронта усилить за счет 43 А.
Удар этими армиями нанести в общем направлении на Витебск с северо-запада и во взаимодействии с правым крылом Западного фронта овладеть Витебском. Прочно обеспечить операцию главных сил фронта со стороны Полоцка и Бешенковичей.
39-ю армию в составе шести стр. дивизий с наличными средствами усиления, армейскими тыловыми частями, учреждениями и запасами передать с 24.00 19.01.1944 г. в состав войск Западного фронта.
2. Западному фронту силами 39-й и 33-й армий при поддержке 5 А нанести удар в общем направлении на Витебск с юго-запада и во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом овладеть Витебском.

Усилить 33 А тремя-четырьмя стр. дивизиями за счет 5 А

Перегруппировка соединений была закончена уже 25 января.

Расстановка сил

Рабоче-крестьянская Красная армия (РККА)

  • 1-й Прибалтийский фронт (командующий генерал армии И. Х. Баграмян, начальник штаба генерал-лейтенант В. В. Курасов, член Военного совета генерал-лейтенант Д. С. Леонов)
    • 4-я ударная армия (командующий генерал-лейтенант П. Ф. Малышев, начальник штаба генерал-майор А. И. Кудряшов, член Военного совета генерал-майор Т. Я. Белик)
    • 11-я гвардейская армия
    • 43-я армия (командующий генерал-лейтенант К. А. Голубев, начальник штаба генерал-майор Ф. Ф. Масленников, член Военного совета генерал-майор С. И. Шабалов)
    • 5-й танковый корпус (командующий генерал-майор танковых войск М. Г. Сахно, начальник штаба полковник Я. Е. Бабицкий)
    • 3-я воздушная армия (командующий Н. Ф. Папивин, начальник штаба Н. П. Дагаев)
  • Западный фронт (командующий генерал армии В. Д. Соколовский, начальник штаба генерал-лейтенант А. П. Покровский):
    • 5-я армия (командующий генерал-лейтенант Н. И. Крылов)
    • 31-я армия (командующий генерал-лейтенант В. А. Глуздовский, начальник штаба генерал-майор М. И. Щедрин, член Военного совета генерал-лейтенант А. Г. Русских)
    • 33-я армия (командующий генерал-полковник Гордов В. Н. (с 13 марта генерал-полковник И. Е. Петров), член Военного совета генерал-майор Р. Н. Бабийчук)
    • 39-я армия (командующий генерал-лейтенант Н. Э. Берзарин, начальник штаба генерал-майор М. И. Симиновский, член Военного совета генерал-майор В. Р. Бойко)
    • 1-я воздушная армия (генерал-лейтенант авиации М. М. Громов, начальник штаба генерал-майор авиаци А. С. Пронин)

Вермахт

  • 3-я танковая армия (командующий генерал-полковник Георг Ганс Райнхардт)
  • 6-й воздушный флот (генерал-полковник Роберт фон Грейм)

Ход операции на 1-м Прибалтийском фронте

Главный удар наносился на правом фланге 11-й гв. армии. Фронт прорыва армии имел ширину 5 км, что составляло 1,25 км в среднем на стрелковую дивизию первого эшелона, каковых было четыре.
В 4-й ударной армии ширина фронта прорыва составляла 6 км, распределенного между четырьмя дивизиями первого эшелона

3 февраля. После артподготовки войска 4-й ударной армии подвинулись на 1–2 км, 11-й гв. армии – на 1–3 км
4 февраля. 11-я гв. армия продвинулась на 2–4 км. На участке 4-й ударной армии советская артиллерия не смогла подавить систему огня противника, и пехота была прижата к земле огнем.

5 февраля - Пауза.
6 февраля атаки были безрезультатны.
7–8 февраля ударная группировка перешла к обороне и отражала контратаки противника. После короткой вспышки активности 9 февраля наступление было свернуто.

Ход операции на Западном фронте

Главный удар наносила 33-я армия. Её задачей был прорыв обороны противника на фронте Дыманово, Мяклово с целью овладеть левым берегом реки Лучеса на участке Карповичи, Шеметово. В дальнейшем следовало выйти на левый берег реки Западная Двина западнее Витебска, отрезать пути отхода витебской группировке, овладеть железной дорогой на участке Ступище – Шемиловка с общим замыслом: во взаимодействии с армиями, наступающими с севера, окружить и уничтожить витебскую группировку противника.
Ширина фронта прорыва 33-й армии – всего 4,8 км. Для прорыва фронта были выделены 144, 222, 164 и 274-я стрелковые дивизии. Ширина полосы наступления каждой дивизии составляла 1–1,5 км.

Слева от 33-й армии должна была наступать с ограниченной целью 5-я армия. Две стрелковые дивизии этой армии должны были прорывать оборону противника на фронте 1,5 км. Вспомогательную задачу также получила 39-я армия. Ей ставилась задача прорвать оборону противника силами трех стрелковых дивизий на фронте 4 км.

На участках 299, 131 и 206-й пехотных дивизий наступающим удалось на широком фронте в нескольких местах глубоко вклиниться в немецкую оборону. В 256-й танковой бригаде все сразу пошло не так. Отклонившись от разведанного маршрута, ее танки попали в болото, и сразу 8 машин застряли. Остальные продолжали движение. Три машины ушли далеко вперед, но связь с ними была потеряна, с поля боя они не вернулись. Еще 5 танков были подбиты артиллерийским огнем противника.

39-я и 5-я армии уже 4 февраля перешли к обороне.

Тем не менее операция не была свернута, и попытки советских войск переломить ситуацию в свою пользу продолжались еще почти две недели. Столкнувшись с упорным сопротивлением противника, командование фронта сменило направление удара и сосредоточилось на расширении вбитого в оборону противника клина. Очередной целью атак 33-й армии стал немецкий плацдарм у села Новики на правом фланге советского наступления.

3—18 февраля 1944 года
Наши силы. Для проведения операции было сосредоточено: 16 стрелковых дивизий, из них в 1-м эшелоне — 9 сд, во 2-м эшелоне — 7 сд, танковый корпус, 15 артбригад, 9 артполков РГК, 2 танковых бригады, 2 самоходных полка. Всего было танков — 129. Артиллерийская плотность от 115 до 140 стволов на 1 км фронта.
Силы противника. 5 пехотных дивизий, до 9 артполков и около 140 танков. Впоследствии было подброшено около 2-х пехотных полков.
Продвижение на 3—4 километра.
Наши потери: убитых — 9651 человек, раненых — 32 844 человека. Всего — 42 495 человек.

С 22-го по 25 февраля была сделана попытка охватить витебскую группировки глубоко с юга, с оршанского направления, но эта спешная и неподготовленная операция была отбита немцами.

Штабная немецкая карта 1 марта 1944

29 февраля — 5 марта 1944 года
Наши силы. Для проведения операции было сосредоточено: 15 стрелковых дивизий, из них в 1-м эшелоне — 13 сд, во 2-м эшелоне — 2 сд и сбр, 7 артбригад, 10 артполков РГК, 6 танковых бригад. Всего было танков — 87.
Силы противника. 5 пехотных дивизий, 10 артполков и около 90 танков.
Продвижение от 2 до 6 километров.
Наши потери: убитых — 2650 человек, раненых — 9205 человек. Всего — 11 855 человек.

21-29 марта 1944 года
Наши силы. Для проведения операции было сосредоточено: 9 стрелковых дивизий, из них в 1-м эшелоне — 6 и во 2-м эшелоне — 3,10 артбригад, 6 артполков РГК, 5 танковых бригад, 4 самоходных полка. Всего было танков — 73. Артиллерийская плотность — от 100 до 150 стволов на 1 км фронта.
Силы противника. 2 пехотные дивизии, до 5 артполков и до 40 танков
Продвижение составило всего 2,5–3 км, поставленные задачи не были выполнены, было освобождено 10 населенных пунктов. Потери 33-й армии за период боев с 21 по 29 марта составили 1928 человек убитыми, 7203 ранеными, а всего 9131 человека.

Так же как и предыдущие наступательные операции, наступление в конце марта 1944 г. отражалось немцами ураганным огнем артиллерии[1].

Штабная немецкая карта 1 апреля 1944

Итоги операции

Рабоче-крестьянская Красная армия (РККА)

Поставленные задачи выполнены не были. Наши войска понесли огромные потери: 27 639 человек безвозвратные и 107 373 человек санитарные, общие потери составили 135 012 человек.

Безуспешные действия командования Западного фронта в этой и предыдущей Оршанской операциях повлекли прибытие на фронт комиссии Государственного Комитета Обороны во главе с Г. М. Маленковым (члены - генерал-полковник А. С. Щербаков, генерал-полковник С. М. Штеменко, генерал-лейтенант А. А. Кузнецов, генерал-лейтенант А. И. Шимонаев). По итогам работы комиссия представила И. В. Сталину доклад от 11.04.1944 года, где действия командования были подвергнуты разгромной критике. В вину В. Д. Соколовскому были поставлены планирование операций без учета опыта войны (прорыв немецкой обороны силами каждой армии самостоятельно на узких участках, ввод в бой танковых сил непосредственно в полосе обороны, недостаточная подготовка операций), неумение наступать при значительном превосходстве в силах над обороняющимся противником, неграмотное использование артиллерии, плохая разведподготовка наступления, ненадлежащее взаимодействие родов войск в бою, проведение многократных неподготовленных и поспешных атак на одних рубежах с огромными потерями. Критике подверглись ряд других военачальников, в первую очередь командующий 33-й армией Гордов В. Н. (С 13 марта командовать 33-й армией назначен генерал-полковник И. Е. Петров)

По результатам рассмотрения дела Западный фронт был реорганизован. С занимаемых должностей за допущенные упущения были сняты командующий фронтом В. Д. Соколовский, начальник артиллерии фронта И. П. Камера, начальник разведотдела фронта, ряд других командиров получили взыскания и наказания.

Вместе с тем нельзя не отметить вину самого Верховного Главнокомандующего и Генерального штаба РККА в провале наступления. Планируя глубокие прорывы немецкой обороны с далеко идущими целями, они не обеспечили войска надлежащими средствами усиления. Сами стрелковые и танковые части после тяжелых потерь в предшествующих боях почти не пополнялись и были измотаны. Достаточного времени на подготовку войск выделено не было.

Операции четырех фронтов не были согласованы между собой и не координировались в ходе боев, хотя по существу имели единую цель. Противник использовал нескоординированные действия советских фронтов, грамотно маневрируя имеющимися у него ограниченными силами.

Выводы из неудачных операций советских войск на центральном направлении зимой 1943 – 1944 годов были сделаны и учтены при подготовке Белорусской стратегической операции летом 1944 года

Вермахт

Основой обороны немцев была артиллерия. Расход боеприпасов был беспрецедентно высоким[2].
Советское наступление под Витебском встретило более чем вдвое плотный огонь, чем ударная группировка Моделя во время «Цитадели» (Курская дуга), которая, как известно, тоже потерпела неудачу. Поэтому нет ничего удивительного в том, что очередная советская наступательная операция под Витебском успеха не имела.

Оборонявшаяся на витебском плацдарме 3-я немецкая танковая армия понесла большие потери и вынуждена была ввести в бой все свои резервы.
Надо заметить, что удачное отражение мощных советских атак привело немецкое командование к самоуспокоению и неоправданной самоуверенности, что сыграло роковую роль в ослаблении немецких частей и неподготовленности вермахта к июньскому наступлению 1944.

Галерея

Примечания

  1. Расход боеприпасов войсками немецкой 3-й танковой армии в ходе отражения советского наступления 21–31 марта 1944 г. характеризовался следующими цифрами:
    • 15-см sFH18—14 337 выстрелов;
    • 15-см sFH42—1375 выстрелов;
    • 10-см К-18—14 472 выстрела;
    • 21cm Morser 18—1709 выстрелов;
    • 15,5cm 414 (f) – 9017 выстрелов;
    • 28cm 601 (f) – 2032 выстрела.
    Особенно впечатляет последний пункт: больше 2 тыс. снарядов по два центнера каждый, 400 тонн металла.
  2. Расход боеприпасов войсками немецкой 3-й танковой армии 1—10 февраля 1944:
    • 15-см sFH18—77 565 выстрелов;
    • 15-см sFH42—5154 выстрела;
    • 10-см К-18—19 446 выстрелов;
    • 21cm Morser 18—7666 выстрелов (в том числе 65 бетонобойных);
    • 15,5cm 414 (f) – 12 470 выстрелов;
    • 28-cm 601 (f) – 1172 выстрела.
    Для сравнения: Центральный фронт в обороне на Курской дуге 5—12 июля 1943 г. выпустил 41 тыс. 152-мм выстрелов всех типов и 9 тыс. 122-мм пушечных выстрелов[60], более чем вдвое меньше. По боеприпасам большой мощности выстрелам разница еще больше: Центральный фронт в обороне под Курском выпустил всего 100–130 снарядов 203-мм калибра.

Источники