Гольвитцер, Фридрих Вильгельм

Материал из Витебская энциклопедии
Версия от 18:13, 24 декабря 2017; Резонёр (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Gollwitzer-1.jpg

Фридрих Гольвитцер (также Гольвицер, нем. Friedrich Gollwitzer; 27.4.1889, Бюлленхейм – 25.3.1977, Амберг) с 1.12.1943 генерал от инфантерии (иногда называют «генерал пехоты», в вермахте звание между генерал-лейтенант и генерал-полковник), с 22.6.1943 командир 53-го армейского корпуса (LIII Armeekorps). Комендант «крепости» Витебск
Кавалер Рыцарского креста Железного креста (8.2.1943).

53-й армейский корпус

Сформирован 15 февраля 1941 года.
Корпус участвовал в битве на «Курской дуге» в составе 2-ой Танковой Армии. После переформирования, в октябре 1943 года направлен в состав 3-ей танковой армии под Витебск.
Начальник штаба корпуса (15 марта 1943 года - 10 июня 1944 года) Ханс Шмидт (нем. Hans Schmidt)

Штабная немецкая карта 1 июня 1944

Состав корпуса на 3 июня 1944

  • 206-я пехотная дивизия
  • 246-я пехотная дивизия
  • 4-я авиаполевая дивизия Люфтваффе[1]
  • 6-я авиаполевая дивизия Люфтваффе
  • Heerestruppen
  • Pionier Regiments Stab z.b.V. 9
  • 3./Sturmgeschutz Brigade 281
  • 2. e 3./schwere Heeres Panzerjager Abteilung 6642./schwere Panzerjager Abteilung 519
  • Sicherungs Bataillon 335
  • Landwehr Jager Bataillon z.b.V. 6

В результате Витебской операции 206-я и 246-я пехотные дивизии, 4-я и 6-я авиаполевые дивизии Люфтваффе, были либо уничтожены, либо захвачены.
Остатки частей и подразделений были переформированы и использовались в 12-м армейском корпусе СС[2] (нем. XII. SS-Armeekorps) в Литве, а с октября 1944 в Нидерландах.

Комендант крепости Витебск

8 марта 1944 года Гитлер подписал приказ о создании «крепостей» (нем. Fester Platz) неприступных форпостов, способных выдержать даже долговременное окружение.
Одной из «крепостей» стал Витебск. Комендант крепости мог сдать город только по приказу командования группы армий или по личному приказу Гитлера. За самовольную сдачу города расстрел грозил не только коменданту, но и его семье.
Комендантом «крепости» Витебск был назначен Гольвицер.

7 апреля 1944 г. в штабе ГА «Центр» он подписали обязательство в трех экземплярах:
«С приказом фюрера № 11 я ознакомлен. Обязуюсь удерживать укрепрайон до последнего солдата, даже при условии окружения».

Действия во время советского наступления

Фактически, ни о какой обороне Витебска речи и шло. Уже на второй день советского наступления 24 июня 1944 года командующий 3-й танковой армии генерал-полковник Г. Г. Рейнгардт весь день просил об выводе войск из Витебска и после долгих многоходовых переговоров в 18.30 получил разрешение оставить в «крепости» одну дивизию (206-я пехотная дивизия, командир генерал-лейтенант Хиттер).

Но Гольвицер не исполнил и этот урезанный вариант обороны, он приказал 206-й дивизии присоединиться к группе, намеченной им для прорыва в юго-западном направлении. 26 июня в 3 часа утра войска покинули Витебск.

Командующий 39-й армией И. И. Людников и пленный Ф. Гольвитцер

Плен

Гольвицер был взят в плен 26 июня 1944 неподалеку от Витебска разведчиком младшим лейтенантом Николаем Якимовым из 464-го артиллерийского полка 164-й стрелковой дивизии 39-й армии.

Он был одним из 19 генералов-участников Марша пленных немцев по Москве 17 июля 1944 года.

31.12.1947 военным трибуналом Белорусского военного округа, заседавшим в в Витебском драматическом театре (в бывшем здании Клуба металлистов) 29.11 – 31.12.1947, осужден за военные преступления и приговорен к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.
Содержался в Лежневском лагере № 48 для пленных генералов (в Ивановской области). 6.10.1955 в качестве неамнистированного преступника передан властям ФРГ и освобожден.

Представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза Василевский А.М. и командующий войсками 3-го Белорусского фронта Черняховский И.Д. допрашивают пленного командира 53-го армейского корпуса генерала пехоты Гольвитцера и командира 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Хиттера

Описание допроса Гольвитцера в художественной литературе

Шарипов А.А. «Черняховски»й - М.: Молодая гвардия, 1980:

Черняховский, выбрав момент, предложил представителям Ставки маршалу Василевскому и генерал-полковнику авиации Фалалееву принять участие в допросе пленных немецких генералов.
Василевский жестом указал генерал-полковнику Гольвитцеру, чтобы тот сел на скамейку с другой стороны стола.
— Вы лично верили в победу немецких войск в войне с Советским Союзом? — задал вопрос член Военного совета фронта Макаров.
— Верил.
— Ив настоящее время продолжаете верить?
— Нет, Гитлер допустил крупные просчеты.
— Гитлер был прав или ошибался, когда приказывал вам оборонять Витебск до последнего солдата? — спросил Черняховский.
— Да, в данном случае он был прав. Состояние укреплений Витебска позволяло обеспечить неприступную оборону.
— Если оборона Витебска действительно была неприступной, как же случилось, что вы сдались в плен советским войскам?
— Дивизии вверенного мне корпуса удерживают Витебск, я же попал в плен случайно, в результате неосторожности при посещении пунктов управления подчиненных частей. — Гольвитцер обратил внимание на улыбки советских военачальников. — Впрочем, я прошу проинформировать меня об истинном положении дел в районе Витебска.
— Товарищ командующий, выходит, он не знает обстановки и со своими генералами в плену не встречался? — обратился Василевский к Черняховскому.
— Да, они содержатся изолированно.
— Прикажите привести подчиненных ему генералов, пусть у них узнает подробности.
Появление генерала Хиттера, командира 206-й пехотной дивизии, повергло Гольвитцера в уныние.
— Генерал Хиттер, подтвердите, что отныне 53-го пехотного корпуса немецкой армии не существует, что он разгромлен и пленен войсками 3-го Белорусского фронта, — потребовал Черняховский.
— О да, корпус разгромлен! Вместе со мной в плену начальник штаба корпуса, — с готовностью отвечал Хиттер. — Мы были изумлены силой, наличием боевой техники, а также военным искусством русских под Витебском.
От прежнего высокомерия Гольвитцера не осталось и следа. У него стал вздрагивать подбородок.
— Генерал Гольвитцер, надеюсь, теперь вы согласитесь, что поражение немецких войск зависело не только от Гитлера? — спросил Василевский.
— Я над этим подумаю, — выдавил Гольвитцер.

— Молитесь богу, что остались живы. В плену вам больше и нечего делать, как только думать.
Командующий 39-й армией И. И. Людников и пленный Ф. Гольвитцер

Людников И. И. «Дорога длиною в жизнь». — М.: Воениздат, 1969:

26 июня был пленен вместе со своим штабом командир 53-го армейского корпуса генерал от инфантерии, бывший военный комендант Витебска Гельмут Гольвитцер.
Наши разведчики захватили Гольвитцера в лесу, когда судьба окруженных в районе Витебска фашистских войск была уже предрешена. Немолодой, сухощавый, подвижной Гольвитцер оказался весьма словоохотливым, чем вызвал гнев ярого нациста полковника Шмидта, своего бывшего начальника штаба.
На допросе Гольвитцер, между прочим, заявил:
— Мы ошиблись в ваших планах и намерениях. Тактика прорыва нашей обороны советскими войсками и их внезапные маневры застигли мой штаб врасплох... Я потерял управление войсками. — Он помолчал и добавил: — Не те времена...
После допроса я приказал начальнику разведки армии подполковнику Волошину доставить Гольвитцера и Шмидта в штаб фронта. Вернувшись, Волошин рассказал любопытные вещи.
Он с пленными ехал в открытой машине. Когда свернули на лесную просеку, Шмидт заелозил, оглянулся, но тут же сник: вторая машина с охраной не отставала от первой. Гольвитцер и Шмидт крепко переругались. Чтобы досадить Шмидту, генерал спросил Волошина, не знает ли тот французский язык. Максим Афанасьевич знал французский[3]. Не стесняясь присутствием Шмидта, Гольвитцер заговорил по-французски, пытаясь расположить к себе нашего разведчика.
Лес кончился. Машина выехала на проселочную дорогу. Заметив на поляне большую группу пленных, Гольвитцер попросил Волошина остановить машину. Быть может, в последний раз видит он своих солдат, горячо желает с ними попрощаться, и если русский офицер будет милостив...
— Разрешаю, — сказал Волошин. — Но при одном условии: не митинговать. Короткое прощальное слово — и едем дальше.
— Данке шон! — вырвалось у Гольвитцера.
Машина затормозила. За обочиной, охраняемые советскими автоматчиками, лежали сотни солдат. Даже те, что были у самой дороги, не поднялись, увидев своего бывшего командира. Гольвитцер встал и вскинул руку. Никто из пленных не шевельнулся.
— Мои солдаты! — В голосе Гольвитцера звучала трагическая нота. — Я был рядом с вами на полях войны и вместе с вами разделил горькую участь плена. В этот час, солдаты, я обращаюсь к вам...
Одни пленные повернулись к Гольвитцеру спиной, другие поднялись и пошли прочь. Он осекся, плюхнулся на сиденье и прошептал Волошину по-французски:
— Увезите меня отсюда... Вчера это была еще армия, сегодня — сброд...
Расставаясь с Волошиным, Гольвитцер сказал:
— Теперь главным вашим направлением будет, вероятно, Прибалтика. Возможно, подполковник, вам доведется побывать под Тильзитом. Там мое поместье, дом, где я родился[4] и где живет моя семья... Во всяком случае, вы там будете раньше, чем я.

На этот раз Гельмут Гольвитцер не ошибся.

Следствие 1964 года

В 1964 году прокуратура Амберга (Западная Германия) начала расследование против Гольвицера по поводу его предполагаемой причастности к военным преступлениям во время вторжения в Польшу в 1939 году. В завлении ветерана вермахта было сказано, что «деятельность 41-го пехотного полка под командованием полковника Гольвицера (...) была не чем иным, как геноцидом . Несмотря на то, что в Польше не было партизан Голвитцер возбуждал одержимость партизанами в умах солдат». В частности, Гольвицер обвинялся в том, что он распорядился показательно расстрелять 18 поляков и сжечь деревню Торзенец, которая была обвинена в смерти трех немецких солдат (на самом деле солдаты были жертвами дружеского огня ). Однако прокуратура в Амберге решила отказаться от расследования против Гольвицера.

См. также

Галерея

Примечания

  1. Наземные дивизии Люфтваффе были созданы из-за дефицита войск на фронтах. Они состояли из военнослужащих различных частей Люфтваффе. Всего было 22 таких дивизий
  2. В составе корпуса не было частей или подразделений СС, приставка «СС» в именовании корпуса объясняется только тем, что первым командующим корпуса был назначен не генерал вермахта, а обергруппенфюрер СС
  3. видимо для того чтобы досадить второму, вдруг обратился ко мне с вопросом, знаю ли я французский язык. Знал я его плоховато, в объеме программы военной академии. Но Гольвитцеру это было не так важно. Он, судя по всему, хотел насолить своему коллеге, заговаривая со мной. Волошин М. А. Разведчики всегда впереди. — М.: Воениздат, 1977
  4. На самом деле, родной город Гольвицера находится в Баварии, округ Нижняя Франкония

Источники