Михасевич, Геннадий Модестович

Материал из Витебская энциклопедии
Версия от 20:07, 8 сентября 2021; Резонёр (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Генна́дий Моде́стович Михасе́вич (белор. Генадзь Мадэставіч Міхасевіч; 7 апреля 1947, д. Ист, Миорский район, Полоцкая область, БССР — 25 сентября 1987, 19 января или 3 февраля 1988) — серийный убийца, сексуальный маньяк, известный также как «витебский душитель». В 1971—1985 годах совершил, согласно приговору суда, 36 убийств женщин и одно покушение на убийство в Витебске, Полоцке и прилегающей сельской местности. Признался в 43 убийствах. Михасевич был приговорён к смертной казни и расстрелян по приговору суда. За его преступления были осуждены 14 невинных граждан, один из которых был приговорён к смертной казни и расстрелян, а другой ослеп в местах лишения свободы.

Биография

Из обычной крестьянской семьи. Отец выпивал.
После школы проходил срочную службу на флоте, но положенные 4 года не дослужил, был комиссован по причине гепатита. В 1970 году вернулся на родину и в том же году по направлению своего Дисненского совхоза поступил на учёбу в Городокский техникум механизации сельского хозяйства.

Первые преступления

Первое убийство Михасевич совершил в ночь на 14 мая 1971 года около деревни Экимань Полоцкого района. По его версии, он был удручён расставанием со своей девушкой (на самом деле она не дождалась его из армии, о чем сообщила в письме в 1970 году) и искал укромное место, чтобы повеситься. Случайно встретив Людмилу Андаралову, 19-летнюю местную жительницу, он изменил свои намерения: «Зачем мне давиться из-за бабы? Лучше я сам какую-нибудь удавлю». Михасевич напал на девушку, изнасиловал её и задушил руками. Тело Людмилы было обнаружено 16 мая. Изначально следователи предположили, что она стала жертвой ограбления, однако инспектор уголовного розыска УВД Витебского облисполкома Борис Лапоревич выдвинул версию о появлении в Витебской области сексуального маньяка. Преступление оставалось нераскрытым более месяца, и Лапоревич был отозван от его расследования. Впоследствии в убийстве Андараловой был признан виновным некто Глушаков. Он был приговорён к 15 годам лишения свободы. Следователь по особо важным делам прокуратуры Белорусской ССР Михаил Жавнерович сказал Лапоревичу: «вот так надо работать, надо уметь раскрывать преступления».

Вечером 29 октября 1971 года на окраине Витебска в конце улицы Гагарина за керамзитовым заводом Михасевич напал на прохожую и попытался задушить её бельевой верёвкой. Девушка начала вырываться, кричать и прокусила нападавшему руку. Невдалеке шли школьники с фонариком, услышав женский крик, они от страха стали петь, Михасевича появление свидетелей вспугнуло, впоследствии школьники рассказали, что видели высокого парня в пальто, бежавшего им навстречу. А в руки следователям попала верёвка с кровью 1 группы, принадлежавшей укушенному женщиной Михасевичу.
Михасевич доехал автобусом до Рубы и там изнасиловал и задушил (кляпом из её шарфа) девушку за которой пошел от автобусной остановки «по дороге к посёлку Новый». Сидящий у елки труп обнаружили следующим утром. Эпизод покушения на убийство девушки в 10 километрах от найденного трупа вообще не рассматривался следователями, а найденную на месте преступления удавку со следами крови насильника выбросили.

В то время у меня возникало желание напасть на какую-либо женщину, чтобы ее задушить. Поэтому, когда я бывал в Витебске, то ездил по его окраинам, где и нападал на первых попавшихся мне женщин, после чего я испытывал большое облегчение. Мое состояние и настроение от этого сразу улучшалось

Третье и четвёртое убийства Михасевич совершил 15 апреля (задушил жгутом из стеблей ржи) и 30 июля 1972 года в районе железнодорожной станции «Лучёса» на южной окраине Витебска.
Свидетельница убийства, совершённого 30 июля 1972 года в Витебске, показала, что видела недалеко от места преступления трёх молодых людей с овчаркой. Вскоре в пригороде Витебска были арестованы три человека: Валерий Ковалёв, Николай Янченко и Владимир Пашкевич, гулявшие с щенком породы овчарка. Единственной уликой была фотография этого щенка. При очной ставке между Ковалёвым, Янченко и Пашкевичем, которую проводил Михаил Жавнерович, они путались в показаниях. При этом Жавнерович угрожал им смертной казнью, если они не будут сознаваться в убийстве. Под давлением следствия Ковалёв и Янченко дали признательные показания, а Пашкевич сопротивлялся до последнего. Все трое были признаны виновными в убийстве. Ковалёв был приговорён к 15 годам лишения свободы, Пашкевич — к 12 годам, Янченко — к 2,5 годам лишения свободы[1].

Пятое убийство совершил в апреле 1973 года. В 1975 году Михасевич убил ещё двух женщин в Полоцком районе.

«Маска нормальности»

Михасевич был хорошо адаптирован в социуме, умел держать свои желания под контролем.
В июне 1973 года после окончания техникума вернулся в деревню Ист и начал работать слесарем-автомехаником в Дисненском совхозе.
28 апреля 1976 года, после 3 лет обязательной отработки Михасевич устроился в племсовхоз «Двина» (деревня Солоники, на окраине Полоцка) мастером-наладчиком ремонтных мастерских. В мае того же года женился на местной продавщице.
В 1977 году кандидат, а в 1978 году член КПСС. Вскоре избран секретарем партийной организации.
Хороший работник, активный участник общественной жизни, командир отряда народной дружины.
Примерный семьянин, у него родились сын и дочь, вёл здоровый образ жизни. Краснел, когда слышал сальности.
У Михасевича была также любовница в Полоцком районе.

С 1976 по 1978 годы убил четырёх женщин на участке между Полоцком, Новополоцком и деревнями Коптево, Ропно и Перханщина. Трёх из четырёх жертв убийца изнасиловал. В 1979 и 1980 годах Михасевич убил по одной женщине, второе из этих убийств он совершил на том же участке рядом с Полоцком.

В 1981 году Михасевич приобрёл легковой автомобиль «Запорожец» (модель ЗАЗ-968М) красного цвета, а также получил доступ к двум автомобилям автомастерской («Техпомощь» и «Автотехуход»). С этого года у маньяка появилась новая тактика: в различных районах Витебской области он подбирал попутчиц у дорог (Витебск — Полоцк и Лепель — Полоцк) и отвозил их в укромные места. В 1981 году Михасевич убил 3 женщин, за лето 1982 года — 5 женщин.

У убитых Михасевич забирал деньги, причём иногда — немало. Различные вещи, украденные у жертв, Михасевич приносил домой. Попадались и ценности — 2 золотых обручальных кольца, например, одно из которых Михасевич пустил на изготовление зубного протеза и коронок для жены.

Методы следствия

За преступления Михасевича в общей сложности были осуждены 14 невиновных. Один из них, Николай Тереня, был приговорён к смертной казни и расстрелян, другой, Олег Адамов, приговорён к 15 годам лишения свободы, Владимир Горелый, ослеп в местах лишения свободы. Чтобы осудить невинных людей, сотрудники правоохранительных органов прибегали к пыткам, подтасовке улик (например, в квартиру Олега Адамова подбросили фотографию убитой женщины)[2]. Следователям не разрешалось объединять дела и искать серийного убийцу и по идеологическим причинам — считалось, что в советском обществе для таких преступлений предпосылок быть не может.

Задавал тон следствию и вёл большую часть сфабрикованных дел следователь по особо важным делам прокуратуры БССР М. К. Жавнерович.

Жавнерович Михал Кузьмич

Белор. Жаўняровіч (фамилия, как и у жены А. Г. Лукашенко Галіны Жаўняровіч) родился в 1919 году в деревне на территории современной Могилевской области.
В августе 1944 года, сразу после освобождения БССР, бывший рядовой партизан (с 17 лет формовщик-литейщик) в 25 лет стал работать в прокуратуре[3].
К 1960 году у следователя по особо важным делам прокуратуры БССР была репутация человека, раскрывающего все дела быстро и успешно, у него был огромный авторитет в судах и прокуратуре.
В его арсенале было психологический прессинг, подлоги вещественных доказательств, фальшивые экспертизы, побои, медпрепараты калечащие психику (некоторые на всю жизнь остались инвалидами). Людям не спасало если они на суде отказывались от самооговора.

Виктор Дашук:

Михал Кузьмич находил невиновного, но слабого человека, прятал его в тюрьму и угрозами, иногда побоями, добивался признательных показаний. А потом уже, по ходу дела, подсказывал обвиняемому детали убийства или изнасилования. Бригада следователей из Москвы, распутывая «витебское дело», вдруг обнаружила, что «лучший следователь республики» имеет интеллект колхозного пастуха, косноязычен настолько, что не может правильно выговорить двух слов подряд, что его знание уголовного кодекса равноценно знанию им устройства атомной бомбы.


В 1983 году во времена Андропова происходила смена руководства МВД, по всему СССР ужесточалась трудовая дисциплина и борьба с криминалом. За этот год Михасевич совершил только 1 убийство (22 по счету).
Но в 1984 году Михасевич убил уже 12 женщин.
30 августа убил двух женщин в один день. Сначала «подвозил» из Витебска одну, но не был полностью удовлетворён, поэтому вернулся в Витебск и «подвёз» ещё одну, возрастом постарше. Два трупа оставил в одном месте у дороги Витебск — Бешенковичи в окрестностях деревни Крупенино.

Поиск серийного убийцы

Следственная группа работала в здании бывших казарм Ленкоранско-Нашебургского полка (улица Ленина, 16)[1]

Раскрытие продолжавшихся убийств женщин в Витебской области взяли на контроль в ЦК КПСС. Официально считались нераскрытыми 22 убийства.
В область командировали более 100 сотрудников всех правоохранительных структур БССР и других республик СССР, в том числе из Генпрокуратуры и КГБ. Начальником УВД Витебского облисполкома в январе 1985 года был назначен Мечислав Гриб. В области сменили начальника уголовного розыска и замначальника по оперативной работе.
В Витебской области во время поисков «душителя», в течение 1984—1985 годов попутно было раскрыто 221 преступление, в том числе 27 убийств, 17 фактов умышленного причинения тяжких телесных повреждений, 14 грабежей и разбоев, 93 кражи, арестовано 479 преступников, найдено 186 пропавших без вести, изъято 7 единиц незарегистрированного огнестрельного оружия.

Следователь по особо важным делам прокуратуры БССР Николай Игнатович, настаивал, что все преступления совершает один человек, и добился объединения всех дел в одно.
Во время следствия была высказана версия, что преступник ездит на автомобиле, которая была подтверждена показаниями свидетелей, которые видели как будущие жертвы маньяка садились в красный «Запорожец» или машину «Техпомощь». В области начались проверки автомобилей данных марки и типа и их водителей (только красных «запорожцев» в области было порядка 7 тысяч). В этих проверках, как народный дружинник, принимал участие и сам Михасевич.

Арест

Допрашивали и заведующего гаража совхоза «Полота» Михасевича и хотя его алиби подтвердилось, он запаниковал и 16 августа 1985 года послал в газету «Витебский рабочий» анонимное письмо от имени мифической антисоветской мужской организации «Патриоты Витебска». Письмо сразу же было передано в областное управление КГБ, но серьёзного значения ему не придали. Однако осенью 1985 года Михасевич убил двух женщин: 5 сентября около деревни Гамзелёво Полоцкого района, 27 октября около деревни Павловичи (с 2004 года территория Витебска) изнасиловал и задушил жертву её же головным платком. В рот своей последней жертвы маньяк сунул записку со словами «За измену — смерть! Смерть коммунистам и их прихвостням! „Патриоты Витебска“».

Графологическая экспертиза показала, что письмо в редакцию газеты «Витебский рабочий» и записку, найденную на месте последнего убийства, написал один и тот же человек. Эксперты-графологи из КГБ проверили 556 тысяч почерков жителей области. 25 ноября, проверяя водителей красных «Запорожцев», участковый инспектор Полоцкого РОВД Валерий Веретенников взял письменное объяснение у Михасевича[4]. В результате следствию удалось вычислить маньяка по почерку.

8 декабря было решено задержать Михасевича, однако прибывшие вечером к нему домой оперативники не обнаружили его на месте. 9 декабря у него на работе они узнали, что тот взял отпуск и собрался «улетать на отдых с семьёй». Вечером того же дня маньяк был арестован в доме своего шурина в соседней деревне Горяны (там есть железнодорожная станция на линии «Витебск—Полоцк»). При нём были упакованные вещи для всей семьи, а также четыре билета на самолёт до Одессы. При обыске в доме Михасевича обнаружили некоторые вещи убитых им женщин.

Сначала задержанный Михасевич заявил, что двое незнакомцев заставили его помочь им нести труп и написать письмо и записку. Но уже на втором допросе через 2 дня он не смог противоречить уликам и свидетельствам и признался в последнем убийстве, а затем начал рассказывать и о других. Всего в декабре он рассказал о 19-ти убийствах (включая первое), в январе наступившего 1986 года — ещё о 14-ти, позднее, в апреле — ещё о 5-ти.

По словам следователей, допрашивавших маньяка, Михасевич не раскаивался в содеянном, преступнику явно льстило внимание к его персоне. Он со страстью рассказывал подробности преступлений, часто смеялся и отпускал шутки в адрес своих жертв и сотрудников правоохранительных органов.

Следствие велось более года, было допрошено 227 свидетелей, приобщено 60 видов вещественных доказательств. Собранные следствием материалы вместились в 173 тома уголовного дела. Удалось доказать причастность Михасевича к 36 убийствам и одному покушению на убийство.

Суд и приговор

из экспертизы НИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского:

Михасевич психическим заболеванием не страдает, у него имеются психопатические черты характера и склонность к сексуальным перверсиям. Эти особенности личности сопровождаются наличием половых извращений в виде проявления садизма… не сопровождаются нарушениями мышления, памяти, эмоциональности и критики. В период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, у Михасевича признаков какого-либо болезненного расстройства психической деятельности не наблюдалось, он мог отдавать себе отчёт в своих действиях и руководить ими, его следует считать вменяемым

Суд над Геннадием Михасевичем проходил в Минске с 14 апреля по 19 мая 1987 года. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР под председательством судьи Фёдора Савкина, приговорила его к смертной казни, в последнем слове на суде Михасевич выразил сожаление в том, что за его преступления ранее были осуждены невиновные, тем не менее в совершении убийств не раскаялся. Прошение о помиловании Михасевич также подавать отказался. Отправленное в Верховный суд БССР письмо матери маньяка с просьбой о его помиловании было оставлено без удовлетворения. Приговор был приведён в исполнение 25 сентября 1987 года, по другим данным — 19 января или 3 февраля 1988 года, в Пищаловском замке.

Мечислав Гриб:

Вместо 22 нераскрытых убийств, он рассказал о 43. В том числе назвал 13 считавшихся раскрытыми, по которым были осужденные, а один Тереня расстрелян. Кое-кто намекал, что лучше будет Михасевича «убрать». Дескать, все «концы в воду», но мы решили отдать его правосудию. Охраняли, как «зеницу ока». Прежде всего, от родственников и знакомых убитых. Невинноосужденных освободили, слепых, больных, кому-то из них купили телевизоры, холодильники, кому-то дали квартиры. К наградам нас не представили, хотя и обещали. «Витебское дело» постарались побыстрее забыть. В некотором роде мы даже стали «виноватыми». Мне генеральское звание задерживали. Министр так и сказал, что в Совмине и ЦК «колет глаза» «мое «витебское дело».

«Витебское дело» о злоупотреблениях полномочиями в МВД и прокуратуре БССР

За преступления Михасевича до его ареста были осуждены 14 человек: один из них, Николай Тереня, был казнён, другой, Владимир Горелый, осуждённый на 12 лет лишения свободы, отсидел 6 лет и ослеп, после чего был освобождён как не представляющий опасность, четверо невиновных провели в местах лишения свободы более 10 лет.

Основная ответственность была возложена на следователя по особо важным делам прокуратуры БССР М. К. Жавнеровича, ведущего большую часть сфабрикованных дел. Кроме него, к ответственности после поимки маньяка были привлечены ещё около 200 сотрудников министерства внутренних дел БССР. Один следователь, узнав о предъявленных ему обвинениях, покончил с собой. Реальную ответственность понёс только зональный прокурор транспортной прокуратуры БССР Валерий Сороко, приговорённый к 4 годам лишения свободы, ещё несколько сотрудников правоохранительных органов получили условные сроки лишения свободы от 2 до 2,5 лет. Остальные отделались только выговорами, понижениями в званиях и должностях, увольнениями из правоохранительных органов, исключением из КПСС.

Жавнерович себя виновным не признал. Его вера в безнаказанность за преступления была подтверждена не раз. Например, за убийство двух человек в Мозыре в 1981 году были осуждены пять невиновных. Их оправдали только после того, как нашлись настоящие убийцы.
И в этот раз главный фигурант уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями Жавнерович фактически никакой ответственности не понёс: в ноябре 1987 года, в связи с амнистией по случаю 70-летия Октябрьской революции, уголовное дело в отношении Жавнеровича было прекращено, а он сам отправлен на пенсию с сохранением всех званий и наград.

После поимки Михасевича, его жена обратилась в милицию с просьбой, чтобы ей и детям разрешить поменять фамилию.
Судья, который по одному из «витебских дел» приговорил к расстрелу невиновного человека, фамилию не поменял.

Документальный фильм «Витебское дело»

Михасевич был первым официально признанным в СССР серийным сексуальным маньяком-убийцей. В 1989 году белорусский кинорежиссер Виктор Дашук (1938—2014) снял фильм о 14 годах убийств с однотипным почерком, происходивших в одной местности. Фильм на волне Перестройки и Гласности получил громадный резонанс в обществе.

Но в Беларуси всё закончилось нападками на кинорежиссера. Фигуранты фильма грозились подать на него в суд.
Вторая и третья часть фильма (1991) — о преступлениях органов уголовной юстиции, в том числе следователей, прокуроров и судей, до сих пор запрещены к показу и лежат в фильмохранилище киностудии «Беларусьфильм».

В массовой культуре

  • Д/ф «Витебский душитель» из цикла «Следствие вели»
  • Д/ф «Предвестник Чикатило» из цикла «Легенды советского сыска»
  • Д/ф «След зверя» (2009)
  • Х/ф «Месть Михасевича» (2014)
  • Х/ф «Место убийцы вакантно» (1990)
  • Стал прототипом маньяка Георгия Андриевича (Таксист,роль исполнил Ян Цапник.) в сериале «Метод».
  • Телесериал «Душегубы» (2021).

Примечания

  1. 1 2 Отсидеть за другого и выйти: кто ответил за "витебского Чикатило"
  2. Витебский Чикатило ходил на суды, чтобы смотреть, как судят людей за его преступления Комсомольская правда в Белоруссии, 15 декабря 2011
  3. Аринин В. И., Рекунков А. М. Советская прокуратура. — М.: Юридическая литература, 1982. — С. 289—291. — 348 с.
  4. или это было заявление Михасевича в местком ОВД

Литература

  • Демченко Владимир. Часть 8. Витебский душитель: без вины осуждённые. Маньяк Геннадий Михасевич 14 лет убивал женщин и вёл милицию по ложному следу. // Главные преступления советской эпохи. От перевала Дятлова до Палача и Мосгаза. — М.: АСТ, 2015. — 288 с. — ISBN 978-5-17-090747-2.

Ссылки